15:35 

Сборник рукопечатного клэйморского творчества

Octokid
злобная недохронокросса
Еще один сборниковый псто, на этот раз вполне тематический: всякое-разное, опубликованное на Дохлый Йома. Вот это я курю. Со вкусом и удовольствием. Присоединяйтесь, у нас весело.

Заявка: Любые пары! Предложение руки и сердца. Чем больше, тем лучше! сцылка
Пейринг: Исли/Ригальдо, Хелен/Денёв, Сид/Кларисса, Мирия/Галатея, Даэ/Рубель, Лаки/Клэромясо
Жанр: стёб, юмор, романс, крэк
Рейтинг: от G до R
Количество слов: 665
Примечание: У меня жанры не меняются, никогда.

***
Ригальдо был просто непередаваемо рад, обнаружив под окнами своего дома надпись "КОТИК ВЫХОДИ ЗА МЕНЯ <3", выполненную в духе полного абстракционизма: из рук и ног пробужденных была выложена сама надпись, а сердечко... Скажем так, а сердечко было сделано из того, что даже пробужденные не всем показывают. "Раз, два... Семь... Шестнадцать... Двадцать! Ох ты ж!" То ли от восхищения, то ли из обычного бытового волнения за свое хозяйство, но рука Ригальдо все же сама собой прикрыла важное место от будущих посягательств одного очень даже бесстыжего коня.

***
Прочистив горло, Лаки еще раз вздохнул, и начал речь:
- Милая... Милое создание! Я не знаю, слышишь ли ты меня, а если слышишь, то кто ты именно, но все же! - парень немного краснеет, издалека слышатся смешки, - Кем бы ты ни была... Ну кроме той жуткой штуковины с шипами... Присциллой, или... Или Клэр! Мне неважно! Я люблю тебя такой, какая ты есть! То есть я люблю тот большой кусок мяса, которым ты стала!
По поверхности пошла рябь. Откуда было Лаки знать, что внутри сознание Клэр колотит со всей дури сознание Присциллы, а части сознаний Илены и Терезы пытаются сдержать сознательный смех?
Лаки понял движение, как знак одобрения.
- Так вот! Выходи за меня! С платьем обещали помочь!

***
Говорят, Даэ - человек без ориентации. И говорят так не потому, что он был неоднократно женат как на черноробых женщинах (а такие тоже есть!), так и на черноробых мужчинах. Нет, дело не в том. Так получилось, что даже люди в черных мантиях, повидавшие на своем веку как детский сад йом, так и пробужденных клейморов, были удивлены женитьбе сумрачного гения на колбе с кровью Исли, на пожирательнице, скромно промычавшей "мдыыыаааа" на экстравагантное предложение, а так же на трёх труппах, которые Даэ решил воскресить ради первой брачной ночи. "Чем бы Даэ не тешился, лишь бы Рубеля не трогал", - вздыхал помятый Рубель.

***
Хелен всю ночь снились яблоки. И это, как ни странно, был худший кошмар в ее жизни! Ей снилось, что они повсюду: вместо снега падали яблоки, вместо Мирии были яблоки, яблочная Клэр размахивала огромным яблоком, Юма, ставшая яблоком, расчесывала яблоками яблочные волосы...
Проснулась Хелен в поту, и хотела было разбудить обычно спящую рядом Денёв, но той не оказалось на месте. Испугавшись, что кошмар про яблоки продолжается, девушка схватила свой меч, как вдруг чья-то рука опустилась ей на плечо. Моментально оглянувшись, Хелен увидела... говорящий мешок с яблоками!

- Ну что же ты так визжишь! - Денёв почти ласково гладит раздосадованную Хелен по плечу.
- Ты была мешком!
- Я не была мешком. Ты должна была подумать, прежде чем истошно орать. Ты могла разбудить других. Или даже привлечь кого похуже, чем уставшую Мирию.
- Ты была мешком с яблоками!
- Я просто решила принести нам угощение. Твое любимое, между прочим.
- Убери их подальше. И зачем я только говорила, что мне нравятся яблоки? Теперь всякий меня пытается ими накормить!..
- Когда мы поженимся, я буду кормить тебя исключительно яблоками.
Хелен, желавшая возмущаться и дальше, хотя бы для приличия, с недоумением смотрит на боевую подругу.
- Что значит... поженимся?
- То и значит. Или ты против?
- Я? Нет... Нет, я не против. - Хелен довольно улыбается. - Я исключительно "за!"

***
Кларисса прогуливалась по площади Рабоны, поглаживая уже довольно заметный живот и радуясь наступившей оттепели, как вдруг какой-то мальчонка схватил её за руку и потащил к лестнице на наблюдательную башню. Замешательство и неожиданность, как всегда, помешали рыжеволосой девушке среагировать, и она послушно пошла за ребенком, который уже поднимался по ступенькам. Довольно быстро они оказались на вершине небольшой башни, и... И у Клариссы от еще пущего удивления открылся рот. Толпа людей на площади как по команде выстроилась в какие-то знаки. Да нет же, не знаки, а слова! "Будь моей Цеткин", гласила надпись из улыбающихся людей.
Галатея, стоящая в стороне, погладила по волосам Миату. "Надеюсь, она сообразит ответить быстрее, чем наступит ночь", - заметила ослепшая клеймор с улыбкой.
Миата только хмыкнула в ответ. Этой лже-монахине легко говорить, она-то уже давно знает, чьи шрамы на лице ей придется хорошенько изучить в ближайший остаток жизни.


Заявка: Йома производит Организация. День непослушания в загончике для малышей.
Жанр: стёб, юмор
Рейтинг: от G до R
Количество слов: 320
Примечание: так, немного баловства.

- Ты! Фиолетовый! Не жри мне ногу! Не жуй мне руку! Отцепись!
- Не прыгай на соседа, мелкий! Не прыгай, я сказал!
- Кто тебе разрешал ему голову откусывать? Я тебе разрешал голову откусывать? Я тебе не разрешал голову откусывать! Выплюнь, сейчас же!
В загончике для малышни мирно и спокойно проходила утренняя прогулка по периметру. Детишки бесновались, черные плакали, в общем, было все как обычно. С минимальными потерями среди черных и максимальной отдачей от фиолетовых.

Тем временем, снаружи загона в свои стройные ряды черноробые принимали нового товарища. Товарищ трясся и активно этому мешал. Молодняк в загончике продолжал бесноваться, чуствуя прибытие новой жертвы.
- Коллеги, позвольте представить вам нашего нового сотрудника. Он присоединится к вам в работе с молодым поколением юнных йома. Сейчас я проведу инструктаж. Всем ветеранам этого непосильного труда слушать так же полагается внимательно.
Черноробые вытянулись по стойке смирно и приготовились слушать.
- Кхм! Итак, товарищи! В работе с молодняком полагается соблюдать высшие меры предосторожности. Нельзя гладить йома. Нельзя засовывать йома в пасть голову, даже если так делает ваш товарищ. Скорее всего, он уже умер, а йома просто решил с ним поиграть. Нельзя заходить в загон с едой в руках: скорее всего, вы лишитесь и еды, и рук, а в последствии мы все и загона. Запрещается кормить йома чем-либо, кроме надлежащей еды: даже если они будут просить травы, не давайте - йома с синдромом Рукоблуда впоследствии становятся хиппи и разрушает общество аморальным поведением. Так же запрещается кормить молодняк частями тела коллег, так как это не является надлежащей пищей. Есть вопросы?
Черноробые дружно завертели головами.
Молодняк играл в считалочку, деля органы нового работника. Новый работник икал и покрывался потом.
- Хорошо, вопросов нет. Кроме озвученных правил, присутствуют еще и неозвученные, но на них у нас уже нет времени: я вижу, что в загоне в живых осталось только два ваших коллеги. Приступаем к работе, всем удачного дня.
Новый работник хлопнулся в обморок. Молодняк счастливо заулюлюкал, предвкушая легкую добычу.

Мирная и спокойная утренняя прогулка продолжалась.



Заявка: Любовные письма, которые один влюбленный представитель вселенной клеймор посылает другому. Пейринги во имя торжества крэка - любые. Бонуспойнты за стихи! сцылка
Пейринг: Ригальдо/Исли, Исли/Ригальдо, Даф/Рифул, Ноэль/Софи, ОЖП/Тереза, Хелен/Денёв, Тереза/Илена, Эрмито/Даэ, Илена/Тереза, Джин/Клэр, Сид/Кларисса, Миата/ОЖП, Мирия/Галатея
Жанр: стёб, юмор, романс
Рейтинг: от G до R
Количество слов: 1051
Примечание: Я готова лобзать конечности автора заявки. Это треш, угар, содомия головного мозга, это какая-то фандомная жесть. Но мне понравилось. Кстати, по сцылке пройти советую, и прокрутить до третьего исполнения - Медичка Шани такая умничка, такую штуковинку крутую написала.

***

Записка, написанная на аккуратном листке бумаги ровным подчерком. На шершавой поверхности листка осталось немного шерсти:
«…Ты великий как гора!
Ты – король всего зверья!
Не копыт прекрасней в мире,
Нет ни капли в теле жира…
Исли! Конь мой благородный!
Ты возьми скорей меня
В позе рака, муравья,
Пробужденный и не очень,
Закатив на Запад очи!
В позе девять, в позе шесть,
Наших поз уж и не счесть…
Можно даже каждый день!
Делать это мне не лень!..
Готов я вечность пробуждаться,
Лишь с тобой везде ебаться!»

Приписка в конце: «Очень надеюсь, что в этот раз письмо ты догадаешься сжечь, а то перед ребенком уже стыдно.»

***

С трудом нацарапанные буквы на помятом клочке бумаги:
«Дарагая Рифул паздравляю тибя с дном прабуждения оставайся такой же сильнай и целе устремленай.»
Чуть ниже приписка:
«Каждый день с табой живя
Сильно Даф любит тибя.»

***

Записка, написанная на крохотном листочке бумаги красивым круглым подчерком, в середине листка виден разрез шириной в лезвие меча:
«Ночь была чудесна, милый мой ёжик! Трусики я повесила на деревце, форма сушится рядом. Не забудь заживить засосы. С любовью, твоя Сонечка.
PS: Удачной нам охоты на Терезу.»

***

Розовый листочек бумаги, адресованный Номеру Один, Терезе. От неизвестной отправительницы:
«Тереза, слабая улыбка,
Сердце мое стучит так шибко…
Ваш образ мне во снах приходит,
Покой мой разум не находит…
Прошу я Вас о встрече на минутку,
Для Вас я выдумаю лучшую шутку!
И пусть сама я всего лишь из третьей десятки,
Меня возбуждают даже Ваши пятки…

Милая Тереза! Я влюбилась в Вас с первого взгляда. Не надеюсь на взаимность, но лишь на лишний взгляд, устремленный на меня в толпе иных дев.»

***

Ровный клочок бумаги, наскоро написанное послание:
«Ты идиот! Твое письмо нашла Присцилла! Теперь она спрашивает, что значит слово ″сперма″ и просит объяснить, как я буду знакомить своего пони с твоим котиком! Иди и объясняй ей это!
PS: Без секса – месяц!»

***

Крохотная записка с расплывшимися кое-где чернилами:
«Барашек ты мой двурукий, твоя яблочная принцесса ждет тебя в соседней пещере после заката солнца. Мирии ничего не говори.»

***

Письмо, написанное практически каллиграфическим подчерком:
«Прости, меж нами боле быть не может
Той близости,
Той светлой неги.
И сердце червь голодный гложет,
И путь мой тонет в снеге.
Когда-нибудь мы снова в лето окунёмся,
По утру в объятиях проснёмся.
ну а пока – прощай.
Улыбку, светлый Эльф, не забывай.

PS: Представляешь, мне принесли около дюжины писем с признанием в любви, они очень дурацкие и все от юных новеньких воительниц. Надеюсь, ты не ревнуешь.»

***

Клок бумаги, довольно аккуратный, но забрызганный кровью:
«Руки все торчат из носа,
Шупальце застряло в попе,
Снова Даэ веселится,
Мочит органы в сиропе.

Мил мне образ твой безумный,
Рожа, что страшна, мила.
На столе разложишь руны…
Ты прекрасен. Там – пила.

Режь со вкусом руки женщин,
Воскрешай и убивай.
О своем ты друге верном
Никогда не забывай!»

Ниже, тем же почерком, но другими чернилами:
«В следующий раз я принесу мозг девственницы и железные цепи. Ты такой выдумщик, старый пердун!»

***

Залитая чем-то белым записка, почерк ровный, буквы длинные, скошены влево:
«Котик, с пробуждением! Свежие кишочки на столе, как ты и просил.
Ты сегодня был неплох, хотя и поцарапал мне бок своими когтями. Поэтому не удивляйся, когда увидишь следы от копыт на теле. Просто я люблю справедливость, сам знаешь.
Но так и быть, я прощу этот случай.
В следующий раз не забывай о нашей договорённости – ты стрижешь ноготочки, я не привожу новых пробужденных баб домой.
Твой скакун.»

***

Розовый листочек, ровные буковки. Внизу нарисованы Девы и сердечко:
«Ах, волнистые волосы по всему телу!
Ваша кожа сравнима с мелом!
Бела, прелестна как закат!
Ах, какой прелестный зад!
Глаза, как раскаленная сталь,
Смотрят всегда в широкую даль!..
Вами я всегда восхищаюсь!
Каждый раз по-новой влюбляюсь!

PS: Мы виделись всего один раз в стенах Организации! Вы же меня помните, да? У меня светлые волосы и серебряные глаза.»

***

Письмо написано очень быстро, почерк косой, буквы длинные и очень узкие:
«Ты не одинока, Улыбка. Мне тоже приносят письма от клеймор нового поколения.
И у меня такое впечатление, что они еще более дурацкие, чем твои, ибо девушки однозначно деградируют. Организация им что, плоть йома вместо мозга стала помещать?
Жду сегодня в нашем обычном месте. Не задерживайся на этот раз.
РS: Сегодня без спарринга, у меня эти дни, и уши опять удлинились.»

***

Записка написана на куске бумаги, явно для письма не предназначенного:
«Джин! До Пиеты еще два дня хода. Поэтому я должна сказать.
Я тебе очень благодарна за твою заботу. И за то, что ты делаешь со мной по ночам, тоже благодарна.
Такое у меня в первый раз, и… В общем, я правда очень благодарна.
Тем не менее, Джин, ты не должна такое вытворять только потому, что я спасла твою жизнь. И показывать мне, как ты еще умеешь применять свою способность закручивать руку, тоже больше не надо.
Мне стыдно с тобой разговаривать на эту тему, поэтому пишу тебе записку.
До Пиеты еще два дня, помни это.»

***

Записочка, прикрепленная кухонным ножом к спинке кровати:
«Деточка ты моя неуклюжая, все мечи я убрал, Миату прогуляться отвел, портки постирал, полы подмел. И всё это я сделал, пока ты отсыпалась от очередной пьянки.
Морковка ты моя недорезанная, не умеешь – не пей. И не надо говорить, что ты всего лишь тренируешься контролировать уровень алкоголя в крови.
Чмокнул тебя в макушку (разит от тебя дико – не буди Миату, пока не сделаешь с этим что-нибудь!).
И всё равно я тебя люблю.

PS: Не теряй меня, я пошел с Галком в гости к Галатее. И пусть тебе будет стыдно, пока она хохочет в голос над моей женой-алкоголицей!»

***

Аккуратный листок бумаги, но ужасающий почерк. Кое где размыт каплями:
«Мама, папа. Не ищите меня, я вернусь не скоро.
Ее зовут Джульетт, у нее рыжие волосы, как у тебя, мама, и голубые глаза. Она меня любит.
Я уже выросла. Не волнуйтесь, я не буду руками разрывать кроликов пополам, Джульетт тошнит от вида крови.
Люблю вас.
Миата.»

***

Письмо в конверте. Почерк неровный, видно, что строчки так же написаны наскоро:
«Дорогой Отец Винсент! Спасибо Вам за то, что зачитываете ей мои письма. Когда-нибудь я отблагодарю Вас лично.

Здравствуй, любимая моя девочка.
Пусть твои глаза не могут видеть этого прекрасного солнечного света, его вижу я.
Ты – лучшее, что со мной произошло за последние семь лет.
Я безумно рада, что судьба нас спасла и сохранила. Надеюсь, когда мы вместе победим Организацию, я помогу тебе заново увидеть небо. Ты только дождись.»

Заявка: Мирия|Хелен/Денев|Джин/Клэр. Во время той самой встречи в Пиете-у-костра Мирия оценивает своих компаньонок по несчастью и отношения между ними.
Пейринг: Хелен/Денёв, Джин/Клэр
Жанр: непонятный
Рейтинг: PG же
Количество слов: 409
Примечание: Я честно написала, что немного хуйня.) Мирия не Мирия от слова совсем, но зато сцылки на канон и фанон. Мне просто захотелось написать, как всегда.

Последними подошли к костру Клэр и еще одна воительница, которую Фантом помнила как Номер Девять, Джин. Успокоив разбушевавшуюся Хелен, Мирия начала:
- Ну что, дамы, все в сборе. Пора бы обсудить наше положение... - очевидно, это будет не самый приятный разговор. Хотя дай святой Прик, если вообще после этой ночи хоть кто-то из них будет в состоянии разговаривать.
Сил у них маловато, как ни крути.
Вот, например, та же Номер Девять. Высокий лоб, смешная челка. Широкие плечи и очень сильные руки. Уникальная техника. И абсолютно влюбленный взгляд. "Как она только себя в руках держит, чтобы не завалить Номер Сорок Семь прям тут, на виду у всех", - командиру еле хватило выдержки, чтобы не хмыкнуть. "И технику свою применит, не постестняется. И еще Хелен научит... Кстати, Хелен."
Хелен девушка сильная, хоть и имеет весьма низкий ранг. Руки-ноги удлинять мало кто умеет, на самом-то деле. "И ладно, что жрёт за все 47 номерв вместе взятых, главное, чтобы переваривать на поле боя не закончила..." Все терпимо, если бы не крутилась так усердно рядом с Денёв. В том, что у Хелен воистину плотские пристрастия к Денёв, Мирия не сомневалась. "Если выживут обе, то Денёв придется трудно. Мозгу и телу. Усердно и со вкусом." - Фантом на секунду задумалась, - "Зато умение Хелен иметь мозг можно применить против возбу... пробужденных".
Кстати, Денёв. Вот уж кто козырь, так это она. Баран по сути, таран по делу. Выбьет всё дурь из йома, так еще и рабонцев канонизировать его же заставит. И цены бы ей не было, если бы не её абсолютно ребячье смущение при виде выпуклостей на теле неугомонной Хелен. "Всё ясно с ними. Такая парочка не то что выживет, так еще и Сутафу на себе вытянет" - подумав это, Мирия слегка удивилась своим же мыслям, так как те шли в ещё совершенно неясную сторону.
Самым странным куском на их столе будущей еды дохлого йома была Клэр. Не слишком опытная, не слишком отягощенная умом, да и вообще сама по себе не слишком. Так казалось Мирии до того, как она с помощью Номер Сорок Семь разрубила на куски пробужденного. "Совершенно с ней не ясно. Главное, чтобы не закончила свою историю ненужным куском мяса... на поле боя".
Как бы там ни было, глядя на собравшихся воительниц, Мирии стало легче. Каждая из них стоила того, чтобы рисковать своей жизнью. У каждой были свои цели, плотские и не очень, и каждая стремилась выжить на будущей бойне.
А если выживут они все... то Острову в ближайшие восемь лет точно не поздоровится.

Заявка: ОМП. Самый первый пробудившийся клеймор-мужчина. Первое время сохраняет разум. "А это у меня что, интересно - рука или нога?" Н+
Жанр: стёб, юмор, чуточку дарк
Рейтинг: R
Количество слов: 563
Примечание: ПОВ, мой первый ОМП в нашем фандоме, а еще заюзанье моего любимого другого ОМП Арнэ, который преследует меня во снах под утро. Трэш и угар, угу.

…Эх жизнь моя мужицкая, клейморская да воинская.

…Я даже и не понял, что со мной такое произошло. Товарищей я не видел рядом, спросить, откуда такие неожиданно приятные ощущения, не у кого. Ну ладно, как-нибудь справимся и сами.
Но давайте по порядку.
Черноробый нашел меня примерно неделю назад, вручил моё четвертое задание. Нужно было порешить каких-то йом-разбойников из лесу около соседнего посёлка — дескать, выползают слишком часто из нор своих да баб тамошних утаскивают. Ну что, не вопрос — бабы это всегда хорошо, поохотится на этих страшилищ-йом же еще лучше.
В общем, дальше все как обычно: встретились с мужиками, — один из низ был аж номером двенадцать, живучий такой, говорят, а второй же был совсем мелкой сошкой из самых слабеньких, — ну и пошли. Пришли вроде в назначенное место, отыскали целую нору нечистых. И понеслась.
Что было дальше, хоть еще раз клеймором сделайте, помню плохо.
Пришел в себя я как раз оттого, что по телу разливалось поразительно-приятное тепло. Как бабу трахать, точно говорю. Туловище разрасталось, становилось все больше. Разобрать, где у меня нога, а где рука, почему-то стало почти невозможно. Да и зачем?.. Откуда ни возьмись появились щупальца, ноги (если это были ноги) удлинились… Чудеса!
Когда все закончилось, я был более чем доволен. Жрать хотелось, конечно, просто жутко, и на ум приходили больше внутренности рабонских красоток, чем нормальная человеческая еда… О да, кишочки той грудастой на сеновале…
Я поднялся с земли на новых ногах, поправил пару щупалец, и тут только сообразил, что что-то не то. Как то странно на меня взирал откуда-то взявшийся блондин, тот, мелкая сошка. Только я хотел спросить, что со мной не так (всего-то парочка новых щупалец, ну подумаешь), как тот дрожащими руками вынул меч и давай им размахивать. Запах от него шел просто кошмарный, интересно, а вкус? Хм, рука не вкусная. Ой, ты что, руку жалеешь? Отрасти новую…
Парень не желал меня слушать. Раз ты такой дурак, то голова тебе ни к чему. Ох ты ж, как пикантно звучал хруст, с которым голова оторвалась от плеч, а вот на вкус говно говном…
Пока я выплевывал остатки черепа сошки-неудачника, в голову приходили самые различные мысли. Кишочки, перекушенные сухожилия, артерии, сердца — я так много мог завоевать и съесть! Впервые после того, как в меня засунули гниющую тушу монстра, я благодарил черноробых — вот так жизнь у меня начнется! Как только бабы увидят мои удлиняющийся пенис, они сами мне своё мяско в рот отправят!..

Как же жаль, что наши мечи крепки и перерубают хребет всяким монстрам с такой легкостью. Эх, не попробовать мне мяска красоток, думала моя голова, направляясь в другую сторону от тела — Арнэ, тот самый везучий Номер Двенадцать, довольно протирал меч от моей фиолетовой крови.

***

— Докладываю. Густав, Номер Двадцать Восемь, изменился. Повадками он стал напоминать йома, только чрезвычайно сильного. Трансформировавшись, он убил Номер Сорок Четыре, и порывался убить меня, поэтому мне пришлось отрубить ему голову.
— А вы уверены, что это был Густав? Может, просто сильный йома?
— Это был он, сомнений нет.
— Ну что ж, Арнэ, вы свободны. К сожалению, это уже не первый случай - за последнюю неделю как минимум восемь воинов так же… Пробудились, мы это так называем. Трех мы смогли убить, а вот оставшихся… Повторяю, вы свободны, Номер Двенадцать, — черноробый дождался, пока клеймор выйдет, и продолжил, — Отправьте Номер Три на поимку пробудившихся на запад. Он не будет разбираться, он просто их убьет. Кажется, мы ошиблись, коллеги, как же мы ошиблись…

Заявка: Рабона и рабонцы. Городские легенды.
Жанр: почти что сказка на ночь
Пейринг: а вот есть, намеками Галатея/Мирия
Рейтинг: G
Количество слов: 365
Примечание: Люблю Рабону, самый прекрасный город нашего фандома. А вообще н аэтот фик имела плотские намеренья - начитать грудным голосом на диктофон, добавить фоном гитарку и видеоряд про города и жителей. Пока в планах.

Много чего повидал этот старый город за свои века. Много чего он слышал и много чего он знает, но никогда и никому ничего не расскажет. Только перекатывается порой по Рабоне легкие шепотки, повествующие о том, о чем как будто бы нельзя говорить в полный голос. Прислушайтесь же к ним! И вы откроете для себя само сердце Священного Города.

Когда солнце клонится к горизонту, заливая улицы теплым светом, кажется, будто бы сами Девы, Клэр и Тереза, улыбаются с неба.
В это время город шепчет о прекрасных воительницах, которые некогда спасали мир от тьмы и монстров, таящихся в ней.
Уставшие, счастливые и довольные мирной жизнью рабонцы рассказывают истории и сочиняют легенды про ведьм, некогда бродивших по их городу. Вспоминают добрым словом, подкидывают яблоки и почти по-ребячьи радуются, когда мельком видят в толпе какую-нибудь девушку с всё еще серебряными глазами.

Когда солнце уже почти полностью скрывается за крышами домов, улицы заливает алый, как кровь, свет. И ползут по Рабоне шепоты про Агату. Прячут детей напуганные женщины, запирают дома взволнованные мужчины, задергиваются шторы. До сих пор струится по рабонским улицам тот ужас и страх, который принесла с собой Кровавая. Крадется шепот про нее по городу, пробирается в щели домов.

А когда на небе зажигаются мириады звезд, рассказывают матери своим детям сказки про еще одну серебряноглазую. Говорят, что до сих пор иногда мелькает одинокая фигура на крышах, а луна рассыпается искрами на белокурых волосах. Дети быстро засыпают - они все любят истории про ведьму, похожую и духом, и именем на Деву Клэр.

Утром солнце пробивается в самые темные уголки старого города, освещает его, и Рабона делается поистине Священной.
Утром по улицам ходит монахиня. Она слепа, статна и красива. Она играет с детьми, разговаривает с прохожими и кивает стражникам. Поговаривают, что когда-то она тоже была серебряноглазой, хотя люди склонны же все преувеличивать.
Иногда монахиня поднимает взор на горизонт, и улыбается легко и чуточку грустно. Летят вокруг нее шепоты, что она кого-то так и не дождалась. Она, скорее всего, эти шепоты даже не слышит.

Улицы, дома, даже сами люди - все насквозь прошито сказками и историями, пленяющими сердца романтиков. Каждая легенда, каждое сказание - все есть сердце величественного города. Сердце, которое пропитано многовековым шепотом о серебряноглазых ведьмах, хранящих мир на Священной Рабонской земле.

Заявка: Мирия|Призраки, тяжелые трудовые будни, Мирия как Истинный Добрый Командир заботится о всех проблемах и тараканах своих спутниц; что, если бы у нее была возможность вспоминать работу в детсаду, непременно напомнило бы ей работу в детсаду. H!
Жанр: юмор
Пейринг: Мирия/Табита, Синтия/Юма, Хелен/Денёв на фоне
Рейтинг: G
Количество слов: 507
Примечание: Дэбют у Дохлый Йома. Чушенция, но пойдет. Зарисовка из жизни, так сказать.

И не то чтобы Мирии не нравилась ее команда, нет. Девочки вполне себе милые, когда не крошат на капусту всяких монстров. Но бабы есть бабы, и дети есть дети, и не Мирии в этом сомневаться.

Всё началось вполне себе безобидно. Обычная ситуация, смена униформы. Все воительницы воткнули мечи в промерзшую землю, переодевались и разглядывали свои отражения в них.
И вроде бы все мероприятие уже закончилось, девушки собой вдоволь налюбовались и занялись другими, не менее важными для молодых борцов с холодом и йома делами: Хелен опять принялась закидывать Денёв снежками, Синтия с Юмой лепили замок снежной королевы, Клэр рисовала очередной шедевр криворуких художников на снегу с Лаки в главной роли. Нужно заметить, что Мирия уже привыкла к подобным заскокам своих товарок, и за два года научилась не обращать на них никакого внимания, что, собственно, и делала. И все было бы отлично, если бы не возникшая рядом с командиром расстроенная физиономия Табиты, что не предвещало ничего хорошего.
- Мирия, скажи мне честно, пожалуйста… - начала девушка. - Только совсем честно… Мирия, скажи, я толстая?
Командир со всей серьезностью подошла к ответу на столь волнующий подругу вопрос:
- Нет, Табита, ты не толстая. Но потренироваться тебе бы не помешало, ведь сама знаешь, что…
- То есть ты считаешь, что я толстая?! - Расстроенный вид Табиты не помешал Мирии сохранять серьезность в этой непростой ситуации.
- Нет, что ты, я не считаю тебя толстой. Просто не нужно увлекаться подражанием Хелен, она ест за всю команду и не толстеет, а все остальные…
- Я толстая!!! Мирия, ну скажи же, я толстая, да? - на этот раз Мирии пришлось приложить все усилия, чтобы сохранить серьезную мину при виде истеричного блеска в глазах Табиты.
- Успокойся, дорогая. Никто не считает тебя толстой…
Табита явно была не в настроении в этот день. Может быть, виной тому были шуточки Хелен про то, что новая форма застегнулась на Табите с трудом, а, может, Денёв выбрала просто не тот размер при вылазке в ближайший город. В любом случае, продолжить разговор не удалось, потому что в ответ на последнюю реплику Табита расплакалась и убежала.
И истинно доброму командиру ничего не оставалось, как, скрепя зубами и сердцем, догнать расстроенную воительницу и по мере сил и возможностей приняться за ее утешение.

Вечером все клеймор собрались у костра. Хелен пыталась высушить волосы и дулась на Денёв, - после полуторачасовых приставаний подруги со снежками пример всех воительниц в спокойствии не выдержала, - теперь она с присущей ей невозмутимостью сидела рядом с Хелен и кивала на все обвинения, пряча в кулак ехидные улыбки. Клэр продолжала заниматься творчеством в виде рисования Лаки на снегу. Синтия и Юма тихонько пересказывали друг другу анекдоты, услышанные от Хелен, заливаясь краской каждый раз, когда доходили до очередной пошлости.
Табита же раздобыла где-то веревку и измеряла соотношение груди, талии и бедер. Мирия со вздохом подумала, что скоро ей придется отвечать на вопросы о величине груди. Представив альтернативу, командир вздохнула еще раз.
Дети и есть дети, думала командир, глядя на подруг. Но лучше уж дети, чем бездушные монстры, и оставаться порой детьми взрослым клушам поможет Истинно Добрый Командир по имени Мирия.
Вот.


@темы: юмур, фемслэш, фанфикшн, творим, слэш, приехали, ололо, манга, безумства, аниме, айс!, lovely fetish, Claymore

URL
Комментарии
2012-03-31 в 15:56 

Медичка Шани
Номер Один. Догнат.
Ужаааасно люблю стихи, это феерия какая-то, праздник жизни. Очень люблю. :heart::heart:

2012-03-31 в 16:00 

Octokid
злобная недохронокросса
Медичка Шани, у нас с тобой еще будет шанс написать стишков, на флаффный-то тур. :eyebrow:

взаимно! я твою поэму зачитывала как-то раз вслух - так она еще лучше. :heart:

URL
     

Антресоли

главная